Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Кодола

Время камней

Памятные камни появляются на Аллее памяти в Соловецком посёлке самыми разными, часто - случайными - путями... Самым правильным, совершенно безупречным, был первый памятный камень, установленный в 1989 году с лаконичной надписью.

После камни были установлены на Лубянке и дальше, дальше...Collapse )
Кодола

Размышлизмы про туризмы

У Дмитрия Богданова в журнале интервью американского тур-бизнесмена о консультационных услугах, которые у них - платные. В сообществах ФБ пошла гулянка: российские агенты уверены, что за консультации надо брать услуги. Например, так: "Должны!!! Просто обязаны!!! В 2011 году у меня было ТА. 90% времени уходило на консультации и подбор вариантов. Иногда доходило до 20 предложений. Это "работа в мусорное ведро". Есть и откровенные признания: "Консультации должны стать платными. Иначе все агентства разорятся. Случаи, когда клиент часами сидит в офисе, а потом сам бронирует, не редкость."
Я, как профессиональный провокатор, не могу удержаться от язвительных замечаний. Но начну глубоко издали.
Collapse )
Кодола

Анкета шрамами

Уважаемые друзья, френды, товарищи, читатели, клиенты, партнёры и случайные поздравленцы! В сообщениях и лентах меня начали поздравлять часов с семи утра.)) Пока шло моё обычное утро - сына в школу, утренние новости, гантели-груша, завтрак - я ещё отвечал. К 10 утра понял: на одно моё "спасибо" падает 2-3 поздравления - отвечать бессмысленно, у меня трудовой день, а завтра внезапно... в другой город лечу - Любимая подарок устроила: у меня, говорят, культурная программа, встречи с друзьями, театр, выставки... Короче. Так как ответить я всем уже не смогу, но расскажу, как я до этого дожил, чтобы Вам скучно не было.)) Ведь день рождения - это такой день, когда поневоле вспоминаешь свою жизнь, и пытаешься её оценить, поэтому я традиционно сделаю не так. Не буду ничего оценивать, а расскажу... о шрамах. Collapse )
Кодола

Занимательное краеведение

Сегодня проводил урок краеведения для трёх первых классов и одного восьмого. Четыре урока пролетели, даже перекурить не успел. Первоклашки. Знаю, что многие лекторы пасуют перед детскими группами, потому как сложно свой развитый вокабуляр затолкать в две фразы, не погрешив против сути.)) Collapse )
Из находок: Кенозеро легко запомнить. Как зовут друга Барби? Кен! Вот и получается: Кен-озеро! Занимательное, но, как говорит моя любимая, "не педагогичное" поведение. Зато запомнили.) 
Кодола

Осенний излом

Переход от состояния "соловецкого туристического сезона" к "зимовке на материке" даётся не просто. По себе знаю: втягиваешься в этот бешеный ритм, всё лето согласуя свою жизнь с приходом белух, мерным течением приливов и отливов, стираешь граньCollapse )
Кодола

По дороге на юг.

Я пока ехал из Архангельска в Питер, евро на пару рублей ещё подорожал. Четвёртого декабря, когда буду далеко отсюда, Путин будет посылать Федеральному собранию посыл. Чего он там зашлёт - скорее гадание, чем аналитика, но есть разные подходы. Одни считают, что выходов немного: "Первый вариант – срочная «экономическая либерализация»,  полное снижение бюрократического давления на бизнес. Второй вариант – решение текущих проблем путем претворения в жизнь мегапроектов, которые должны будут встряхнуть российскую экономику." Другие считают, что "в качестве его послания мы услышим примерно то же, что сказал Николай Патрушев в программном интервью «Российской газете» – испещренном ненавистью к США вперемежку с завистью. И все это в националистическом, псевдорелигиозном замесе, риторику и лексику которого, подозреваю, и будет использовать Путин 4 декабря. " А я просто посмотрю новости четвёртого вечером. 
Кодола

Новый тег.

Вопросы типа: "кто вы по професии" и "чем вы занимаетесь" всегда ставят меня в тупик. Потому решил завести новый тег - "Из жизни турконторы": осознал, что туризм, который я всегда считал хобби, давно превратился в профессию, и занял изрядную часть жизни.

Collapse )
Кодола

Магия преследования

Оригинал взят у zarathustra66 в Магия преследования
Оригинал взят у ibigdan в Магия преследования

После того как в Чечне начались убийства и преследования народных целителей, многие из них были вынуждены бежать в соседние республики. Пытаясь выяснить, кто за этим стоит, журналист Олег Ясаков поговорил с одним из таких людей.


МАГОМЕД, 58 лет (имя и возраст изменены):


«Я почувствовал в себе дар в 1993 году — во сне мне явились трое старцев и сказали: «Иди, помогай людям, но помни, что это тяжелая работа и ты будешь держать ответ перед Всевышним. Ты готов?» — «Готов». До того я всю жизнь пахал землю, никакой склонности к целительству у меня не было. Правда, одна русская женщина, целительница, когда-то давно сказал мне: «У тебя есть дар». Тогда я не поверил, но когда старцы из сна как бы подтвердили ее слова, начал работать.


Позже ту женщину стали избивать, ей угрожали соседи, и она вынуждена была уехать. Но тогда все-таки целителей еще не убивали. Убивать начали в первую войну (1994-1996 годы. — Esquire) — солдаты из армии Дудаева и Масхадова. Убивали, конечно, не потому, что сами так решили — просто им дали приказ: убивать целителей. Я знаю несколько случаев, и всегда убивали именно наши, чеченцы. В то время к нам уже начали приезжать арабы — ваххабиты и фанатики, и, видимо, этими убийствами им решили показать, какие примерные у нас мусульмане.


Collapse )

Когда начались преследования, все оказалось в одной куче — и традиционная медицина, и целительство, и колдовство. Мое ремесло никак с магией не связано, я считаю себя специалистом по народной медицине. Лечу руками, чувствую внутренние органы человека: как бы вижу их в разных цветах, и состояние органа выражается в цвете — такая диагностика. У меня было много пациентов, я был в республике известным человеком. Мне и врачи говорили: «Поезжай, сделай себе свидетельство, чтобы официально работать». Я хотел, но тогда у меня не было возможности выехать из Чечни. Потом я все-таки попал в Москву; у меня была встреча с одним ученым-психологом и с Владимиром Егоровым, президентом Российской ассоциации народной медицины. Он мне сказал: «Ты феномен. Сколько я работаю, такого не видел». Дал мне удостоверения, сертификаты. Я вернулся в Грозный, позвонил имаму и говорю: «Вы из меня сделали афериста и шарлатана, а Москва меня признала». Он говорит: «То, что в России признают, мы не признаем». Я спорил, но это было бесполезно: «Мы не признаем».


Как ни странно, для меня времена Республики Ичкерия были спокойными — мне напрямую никто не мешал, а убийства моих коллег случались не так часто. К тому же время и так было жестокое, и вокруг постоянно погибало много людей. Но ни Дудаев, ни Масхадов для меня не связаны с такими ужасами, как началось при Рамзане.


Когда моих коллег начали преследовать, я сам пошел в муфтият и попросил прекратить. Я просил, чтобы нам, наоборот, помогали; объяснял, что мы можем помогать людям. Меня выслушали, покивали, но после этого стали давить еще сильнее. Три года назад лечить людей уже стало совсем опасно.


Людей начали терроризировать — и без разницы, старики это, женщины. Я знал одного целителя — пожилой мужчина, прекрасный специалист, который умер от побоев. Не так давно расстреляли женщину, которая гадала на картах в Урус-Мартане. По этому случаю никто даже дело не стал заводить. Ее сначала предупредили, а потом расстреляли из машины возле дома. Другую женщину, про которую я слышал, избили дома: пришли к ней ночью, били до утра. Только из моих хороших знакомых, коллег, двое скончались от побоев. Бить они умеют, я знаю. Ходила история про человека из Аргуна, которого избили до такой степени, что у него перестал работать кишечник, просто не держалось ничего внутри.


Мне до сих пор снится, как за мной пришли. В тот день они не то что морально — они физически меня навсегда изменили. Просто отбили все. Били по голове, по почкам, специально отбивали суставы. Это были люди в военной форме. Они не говорили, кто они и откуда, но я думаю, что это были ребята из личной гвардии Рамзана. С ними был человек из муфтията. Они вломились в дом, спросили, я ли это, а потом отвезли в отделение милиции.


Самое обидное, что били мальчишки, совсем молодые ребята. И это при том, что они говорят об уважении к старшим в исламе. Но какое там уважение. Меня никогда так не били. Я пережил две войны, но я такого не видел. Пацанва, садисты. Сидишь, как манекен, и тебя трамбуют, издеваются над тобой, душат целлофановым пакетом, бьют дубинкой. А ты даже сдачи не можешь дать — убьют. То один бьет дубинкой, показывает, как правильно, то другой упражняется — настоящие нелюди. Ребята из гвардии Рамзана — зомби, фанатики. Им дают установку, и они делают то, что велели. За 45-50 тысяч зарплаты эти сельские ребята кого угодно убьют.


Но мне очень повезло. Родственники меня буквально спасли — вытащили наутро. Мне потом сказали: «Если за тобой пришли без масок, это значит, что был приказ тебя убить». Но они у нас и так не всегда ходят в масках — потому что совсем ничего не боятся. Им можно не скрываться — без масок избивать и убивать людей. Ведь никто их не контролирует, кроме Рамзана, а Рамзан своих в обиду не даст никому.


Эти люди побоями заставили меня прочитать на камеру текст, в котором я раскаивался в своем шарлатанстве и извинялся перед чеченским народом. Они мне сказали: «Если не прочитаешь, живым отсюда не выйдешь». Это обычная практика: всех целителей заставляют каяться на камеру, а в новостях всегда показывают, что разоблачили мошенника или черного мага. Был один старец, очень уважаемый человек, целитель от Бога; его тоже побоями заставили прочитать такой текст, а он совсем древний старик был. Когда меня отпускали, мне сказали: «Если одного человека вылечишь, мы тебя убьем и семью твою уничтожим».


Я работал с 1993 года, и мне слова никто не говорил. Соседи меня очень уважали, шли советоваться по любому вопросу — и о болячках своих, и просто так. Но после того как меня показали по телевизору и выставили шарлатаном на всю республику, некоторые вообще перестали здороваться, а остальные стали коситься с недоверием. Я по улице всю жизнь ходил свободно и вдруг стал чувствовать неудобство, недоверие людей. Тогда я понял, что пора уезжать, — и уехал.


С тех пор я несколько раз был в Чечне, но старался не задерживаться — буквально на день приезжал, дольше было опасно оставаться. Конечно, я бы хотел вернуться на родину, потому что устал скрываться и очень надеюсь, что все нормализуется. Возможно, дело в том, что до Рамзана доходит искаженная информация о знахарях. Возможно, он просто не знает, что мы на самом деле можем помогать людям. Я на лучшее надеюсь, но все же понимаю, что пока у власти Рамзан, мне трудно думать о возвращении, а меня он точно переживет.


Когда я бываю в Чечне, то уже не понимаю, где я. Может, это Саудовская Аравия или я в Катаре? Очень много стало одежды арабской, а об идеологии я вообще молчу: все как будто в арабских школах учились. Испокон веков у нас была своя национальная одежда, так зачем навязывать со стороны? Все имамы теперь ходят как арабы.


Мне тоже не нравится черная магия, и я считаю, что нужно делать добро. Но я за всю свою жизнь ни одного черного мага не видел, а если включить телевизор в Грозном, то кажется, что кругом одна черная магия.


Пропаганда огромная — всех, кто лечит людей, называют черными магами, шарлатанами. По телевидению постоянно идут фильмы о вреде колдовства и магии, как будто у нас много магов. Начальник полиции, глава администрации — сверху донизу люди заняты выявлением колдунов, магов и целителей. Причем вот так все и идет, через запятую, как будто такие люди, как я, знают, что такое черная магия. На пятничной молитве мулла постоянно рассказывает о вреде народной медицины, просит сообщать, если вдруг кому-то станет известно, что его сосед занят лечением людей. И сообщают — чем дальше, тем больше.


Сегодня в Чечне это очень опасное занятие. Придет человек, полечится, а потом позвонит и сдаст своего исцелителя. Поэтому в основном целители сейчас стараются уехать, не работать дома. Можно несколько дней искать знахаря в Чечне и не найти, если нет хороших знакомых. Некоторые люди продолжают работать, но уже в подполье. Рекламу, конечно, никто больше не размещает, слух идет по цыганской почте. Целители сегодня — очень несчастные, беззащитные люди. Если такого человека убьют, то искать никто не будет.


Несколько дней назад — прежде чем встретиться с вами — я позвонил авторитетным людям в погонах, русским. Они сказали: «Если тебя расшифруют, то могут убрать». Я очень рискую, но я очень хочу замолвить слово — даже не за себя, а за моих коллег, которые продолжают работать. Я очень хочу, чтобы прекратился этот ад, чтобы остановилась мясорубка, которую запустил Рамзан.


В 2009 году в Грозном открылся Центр исламской медицины. Все лечение у них бесплатное, Центр спонсирует фонд Ахмата Кадырова, то есть фактически государство. Сначала они снимали помещение, а потом им подарили роскошное здание. Там все, как в обычной клинике — регистратура, кабинеты специалистов. Только эти специалисты в основном изгоняют джиннов из людей. Громко читают молитвы, суры и аяты из Корана, а потом начинают разговаривать с джинном, вселившимся в человека, и просят его уйти. Они так и говорят — все болезни от джиннов, а джинн — это бес в исламе. Я был в этом Центре, предлагал лечить больных по своей методике. Но они, конечно, отказались. Мне главный специалист так и сказал: «Я большого греха в том, что ты делаешь, не вижу. Но и разрешить не могу. Если ты будешь в республике работать, люди пойдут к тебе, а не к нам».


А вот некоторые мои коллеги, которые раньше принимали на дому, прошли аттестацию в Центре и стали там работать. Но им прямо сказали: «Вы лечите Кораном, и только в этом случае мы можем позволить вам работать». Надо понимать, что всем остальным — тем, кто лечит народными методами, — путь в Центр закрыт. Он существует только для тех, кто лечит словом из Корана. А проверяют там тебя очень просто — если хорошо, с выражением, читаешь аяты и они подходят к той ситуации, в которой находится больной, то все: ты специалист. Туда же, в Центр, можно позвонить с доносом о том, что сосед занимается нетрадиционной медициной. Они сразу вместе с полицией выезжают, забирают человека и разговаривают с ним.


Три года назад пропал мулла из Гудермеса, звали его Резван. К нему обратился один из министров: попросил, чтобы мулла сделал для него талисман на удачу в работе. Талисман как-то попал к Рамзану, и после этого человек пропал. Мы уверены, что его убили, но тела так и не нашли. Мне позвонили оттуда и сказали: «Слыхал про Резвана? Смотри, это может быть и с тобой».


Недавно тоже подобный случай был — заместитель префекта района в Грозном, Ахмед Абастов, попросил знахарку Ольгу из Наурского района, чтобы та сделала его министром образования или министром культуры. Он какие-то копейки ей заплатил — то ли 300, то ли 500 рублей — чтоб она подействовала на Рамзана. Абастова отправили лечиться в Центр исламской медицины, но перед этим Рамзан отчитал его под камеры. А вот об этой Ольге никто больше не слышал — говорят, она пропала. И это обычная ситуация — днем чиновник борется с магией и знахарством, а вечером ищет помощи у тех же знахарей.


Лечить народными методами у нас вообще не разрешается. Говорят: есть Центр исламской медицины, люди должны обращаться туда. А ведь есть много разных народных способов лечения, и они безобидные. Есть старинное народное лечение форелью — живую рыбу привязывают к позвоночнику и носят, пока она не истлеет — высасывает боль при отложении солей. Если приготовить сирень на спирту и класть на больной сустав, тоже хорошо помогает. При простатите — чем принимать таблетки — лучше взять сентябрьскую крапиву, пропустить через кофемолку и с медом закатать в банку. Когда постоит две недели, пропустить через соковыжималку и потом смазывать область паха — очень хорошо помогает. Когда ноги отекают, мажешь ногу лимонным соком, яичным желтком и обматываешь целлофаном. Не понимаю, за что тут убивать. Я считаю так: если человек может работать, ну отправь его в Москву, куда угодно, пускай там работает, пусть учится дальше. Но даже тех чеченцев, которые уехали и работают по России, тоже будут искать и наказывать прямо на месте.


В Чечне даже правозащитники не занимаются целителями. Им просто дали установку — если хотите заниматься своей работой дальше, то в это дело не лезьте. Вот они и думают о последствиях — если помогут такому, как я, то потом уже не смогут помогать другим простым людям. Целитель, получается, хуже собаки: у той есть хозяин, который может наказать за нее, а у нас нет никого.


В соседних республиках такой пропаганды нет, но убивают не меньше. Моего знакомого знахаря убили в Нальчике — он изгонял джиннов, был священнослужителем, муллой. В Кисловодске тоже убивали. Когда меня пригласили помочь одной девчонке в Кисловодске, то сопровождали всюду с большой осторожностью, потому что незадолго до этого там убили несколько человек.


Больше всего убивают в Дагестане. Совсем недавно убили человека, который писал целебные аяты из Корана и раздавал их людям как амулеты. Он был инвалид, колясочник. Его из пистолетов расстреляли два молодых парня прямо при пациентах, вечером. И таких случаев много. Кто это делает там, в Дагестане, я даже не знаю. Одни говорят, что целителей убивают ваххабиты, ведь они не признают никакого целительства. В одном я уверен — кто бы это ни делал, это делается с санкции каких-то высоких людей, это какая-то установка сверху, потому что убийцы чувствуют безнаказанность. Выходит, с целителями, с гадалками борются и власти, и лесные.


Но знахари будут всегда, что бы ни делали с нами. Своих детей я, конечно, обучаю своим методикам, а в будущем думаю отправить их в медицинские вузы — пусть будут целителями, но с медицинским образованием. Страшно за них, конечно, но я все-таки надеюсь, что все изменится, — не может ведь всегда так быть? Сам я давно не работаю, очень скучаю по своему занятию — у меня есть большое желание помогать людям, но мне страшно».


источник





Такая вот история попалась, думаю. сюда подойдёт. Что это? Мусульманская инквизиция? Конкурентов убирают?
Кодола

Я удручен, господа Я унываю, господа. Не от дьяка Кураева или Марины Юденич,

Оригинал взят у topbloger в Я удручен, господа Я унываю, господа. Не от дьяка Кураева или Марины Юденич,
Я унываю, господа. Не от дьяка Кураева или Марины Юденич, упаси боже. Я уже сказал, где я все это вертел вместе с их оскорбленными чувствами и законами, которые они пытаются принять по этому поводу, и попозже скажу подробнее. В вопросе попов и царей я полностью солидарен с Александром Сергеевичем.
Я унываю от того, во что они сумели превратить мою страну. Во что страна позволила им превратить себя. Как быстро и какому гигантскому количеству людей они сумели вбить в макушку крест мракобесия по самую перекладину и какое гигантское количество людей искренне радо этому вновь обретенному рабству - меня расстраивает это.
Меня расстраивает, что процент физиков, инженеров, филологов, астрономов, ботаников, лингвистов, математиков, библиотекарей, да и просто образованных людей - стал катастрофически ничтожен по сравнению с процентом ксенофобов, мракобесов, сволочей да и просто мудаков. Я унываю от того, что почти не вижу в метро интеллигентных лиц. Что из моей жизни исчезла прослойка увлеченных очкастых физиков и лириков, жарко спорящих друг с другом и верующих только в науку, а не в бабки и не в царя. Что страна выдавила из себя умных и продолжает выдавливать остатки. Что астрофизик Алексей Филлипенко, которого я постоянно вижу по "Дискавери" говорит по-английски, а не по-русски.
И когда образованные, адекватные, умные и даже вобщем-то свободные люди, которые еще здесь остались, начинают говорить, что фотографироваться на фоне поделок скульптора-приспособленца, при помощи своего дружка мэра оттяпавшего себе пол-улицы в центре моего города, и нашпиговавшего это пространство своими бредовыми поделками, настолько бредовыми, что ему так и не удалось их впарить городу даже при помощи Лужкова - когда образованные люди начинают говорить, что это безнравственно, потому что это, мол, какой-то символизм и оскорбляет что-то там память... Сдать эту скульптуру под кабак, значит, не оскорбляет. А сфотографироваться - оскорбляет.
Ну ладно, идиоты - с ними все понятно. Но что этот гвоздь они сумели вбить и в головы образованных людей, и что и образованные люди в куске бездарно слепленного железа видят теперь какие-то свои символы - вот это меня расстраивает больше всего.
На войне я узнал, что человека можно превратить в животное всего за пару недель. Но то, что целый народ можно превратить в толпу нравственных идиотов всего за пару лет - для меня открытие. Как там говорил Йозеф Геббельс - дайте мне средства массовой информации и я любую нацию превращу в стадо свиней? Я удручен и этим тоже.

...Collapse )

источник - starshinazapasa 
[5 ссылок 212 комментариев 2550 посещений]
читать полный текст со всеми комментариями

Доброжелательно-зубодробительная

НЕЮБИЛЕЙНЫЕ ЗАМЕТКИ В СВЯЗИ С ОДНИМ ЮБИЛЕЕМ

Оригинал взят у ertas в НЕЮБИЛЕЙНЫЕ ЗАМЕТКИ В СВЯЗИ С ОДНИМ ЮБИЛЕЕМ
Collapse )

Терешкова 4

В Советской стране жила советская девочка. Росла, училась, работала, занималась спортом, как и миллионы других советских мальчишек и девчонок. И жизнь и судьба ее были похожи на жизнь и судьбу миллионов советских мальчишек и девчонок, родившихся перед войной и входивших в большую жизнь в послевоенные годы. В этом году ей, как и мне, исполнилось 75 лет. Она родилась в деревне под Ярославлем в семье колхозников в далеком и таком страшном для современных антисоветчиков 1937 году, вызывающим у них, родившихся и до, и спустя много лет после этого «страшного» года, чувство страха и параноидальной ненависти к нашей Советской Родине. Вместе с ней, несмотря на отсутствие секса в СССР и сплошной «архипелаг ГУЛАГ», пришли в том «страшном» году в этот мир еще 7 миллионов 800 тысяч советских детей, в том числе и я. Впереди была война и жизнь с радостями и печалями, потерями и приобретениями, победами и поражениями, достижениями и неудачами – у каждого своя. В 1940 году на советско-финской войне погибает отец девочки тракторист Владимир Аксёнович Терешков. Моему отцу и нашей семье повезло. Мой отец прошел с боями в пехотном полку от Москвы до Берлина и вернулся домой в Москву в июле 1945 года. Мать девочки Елена Федоровна Терешкова, оставшись с тремя детьми на руках – Людмилой 1934 года рождения, Валентиной 1937 года рождения и Владимиром 1940 года рождения, после войны с детьми перебирается в Ярославль и работает на комбинате технических тканей «Красный Перекоп».

У моих родителей тоже было трое детей – Кира 1929 года рождения, я, Сергей, 1937 года рождения и Татьяна 1940 года рождения. Отца призвали в армию в августе 1941 года, а мы с матерью остались в Москве в нашей коммунальной квартире в старом доме в Лефортово, где и провели всю войну, испытав тревогу и страх от налетов немецкой авиации, восторг и радость от первого в Великой Отечественной войне победного салюта 5 августа 1943 года в честь освобождения советскими войсками Орла и Белгорода и став свидетелями и участниками всеобщего ликования на улицах Москвы 9 мая 1945 года. Мы дождались возвращения отца с войны и еще много лет после войны прожили в этой квартире, пока нас, детей, судьба не развела по сторонам из родительского дома. В 1969 году и родители покинули старую коммунальную квартиру и Лефортово, получив новую квартиру на проспекте Мира рядом с гостиницей «Космос». И хотя современные ненавистники нашей Советской Родины, расплодившиеся как крысы на помойке на страницах газет и журналов, на телевидении и в интернете, считают, что Валентине Терешковой и всем нам, советским людям, не повезло со страной рождения, ненавистная им страна вывела Валентину Терешкову в космос, а нас, советских детей, в люди.


Collapse )