kodola (kodola) wrote,
kodola
kodola

Categories:

Путь лабиринта. Кодола О., Сочеванов В. ч.2

 

Магия: разные взгляды

                       

В конце сентября у профессиональных охотников Красноярского края начинается очень важный сезон: заготовка на зиму питания для себя, охотничьих собак, мяса на приманку для капканов.

Олени в это время года собираются в стада, и добыть их – задача не сложная сама по себе, кроме одного момента. Олени пасутся на открытой местности, где нет ни кустов, ни деревьев – и подобраться к ним – занятие действительно трудное. Олени чрезвычайно осторожны, поэтому подойти к ним на расстояние выстрела – задача практически нелегкая. При этом сегодня заготовка мяса сравнительно легко выполнима, как раз благодаря дальнобойному огнестрельному оружию.

Более головоломной задачей является наблюдение за стадом оленей «изнутри» - например, для того, что бы узнать их жизнь, иерархию, внутренние взаимоотношения. Кстати, древний охотник, не имея ружья, вынужден был подбираться к оленям как можно ближе. Но как выполнить эту задачу?

Внешне решение кажется простым, но выполнить его может только подготовленный человек, умеющий не только создавать сложные образы в мозге, но и транслировать их! Практически это выглядит так: охотник, подойдя к месту выпаса оленей, ложится, устраивается поудобнее, и… создает образ упавшего дерева (или камня) - то есть, представляет себя обычным неодушевленным предметом, отождествляет себя с ним.

Результат превосходит все ожидания: олени, передвигаясь по своей территории, подходят вплотную к охотнику, начинают его обнюхивать, внимательно изучают, удивляются, и…успокаиваются, принимая охотника за настоящее бревно. Причем это описание – не фантазия авторов, а реальный эксперимент, проведенный одним из них. Это ли не «утерянные знания»?

Почему же случилось так, что сегодняшнее отношение общества к изучению мистики, оккультизма и магии принимает сегодня крайне противоположные позиции, не продвигаясь ни на шаг к реальному их изучению? Ответов на этот вопрос может быть много, но стоит обозначить эти самые «крайние позиции».

Первая из них выглядит так: потому что отношение ученых к этому вопросу часто более чем настороженное. При уважаемой Российской Академии Наук учреждена комиссия по лженауке. Президиум Российской академии наук в 1999 году постановлением № 58-А принимает обращение к научным сотрудникам «Не проходите мимо!», в котором говориться: «В настоящее время в нашей стране широко… пропагандируется псевдонаука: астрология, шаманство, оккультизм и т.д. …. Население России оболванивается теле- и радиопрограммами, статьями и книгами откровенно антинаучного содержания.… Эти иррациональные и в основе своей аморальные тенденции, бесспорно, представляют собой серьезную угрозу для нормального духовного развития нации…».

Несомненно, что многие идеи, приведенные в этой книге, также попали бы в разряд «псевдонауки», если бы не наши оригинальные научные исследования. И понятно почему! Шарлатанов и проходимцев в области «астрология, шаманство, оккультизм и т.д.» действительно много. Но что бы вот так, одним махом запретить целую область науки – изучение феноменов древнейших мировоззрений… Интересно, кому это выгодно?

С другой стороны, найдется множество людей, которые заявят, что авторы книги недостаточно мистичны, ничего не понимают в оккультизме и магии, и, кроме всего прочего, абсолютно не правы, потому что «Clonaid» давно доказала, что мы произошли от инопланетян. Эту сторону, в свою очередь, никогда не удовлетворят исследования, которые отрицают (или не подтверждают) феномены непознанного.

Глядя на два этих противоположных подхода к изучению магии, становится понятным, почему ни один из них не дает результатов при изучении принципов магических искусств. Научному подходу необходимо теоретическое обоснование, а в данном случае – теории нет, есть только лишь голая практика, которая просто работает! Мистическому подходу достаточно веры…

Мы же предпочитаем практику. Примером такого практического подхода может быть способ защиты от комаров, путем создания вокруг себя образа лесного пожара. То есть, практическая работа с мысленными образами. Комары тотчас покидают воображаемую (!?) область огня и дыма. Любопытно: что для человека является всего лишь игрой воображения, для комаров - воспринимаемая реальность. Подобная практика и является частью магии.

Еще одна область магии – заклинания, столь популярные со средневековой (и сегодняшней) европейской «псевдомагической» традиции. Известно, что примитивное произнесение магических заклинаний ни к чему не приводит. Смысл не в самом заклинании, а в умении человека использовать ритм, звук, трансовые состояния. Исследования, проводимые в частях спецназа, показали, что чтение знаменитого «Слова о полку Игореве» в ритме молитвы на старославянском, на 30-50% повышает выживаемость бойца. Подобные исследования крайне редки и являются, в большей степени, уделом энтузиастов.

Между тем, магическая традиция – древнейший и, тем не менее, постоянно существующий пласт человеческой культуры, неотделимый от всей истории развития человеческой расы. Развитие магии было связано с первичным познанием природных процессов, когда человек был частью природы, зависел от природы, а потому был вынужден познавать ее и классифицировать свои знания.

Мы не можем представить себе древнейшие общества без шаманов, колдунов и магов; античную культуру – без мистерий и их жрецов; средневековье – без гностической эзотерики; романтизм – без увлечения мистикой Востока; а современность – без описаний мистического опыта, последних изысканий прикладной психологии, парапсихологии, биолокации, исследований измененных состояний сознания.

При этом вся человеческая история может быть описана, как процесс соприкосновения с непознанным, а также его описания для дальнейшего использования. Процесс превращения неизвестного в известное, в котором главную роль играла элита человечества – от древних шаманов до сегодняшних ученых - исследователей.

Однако именно эта часть человеческой культуры изучена наиболее слабо. Сегодня мы не можем с уверенностью сказать, каким был духовный мир наших предков. Для чего были придуманы, как и кем проводились сложнейшие обряды неолитических племен? Отчего различные несоприкасающиеся культуры всех материков и времен использовали практически идентичные символы и сооружения? Отчего большинство культовых сооружений мира подчинено общим принципам и обладает одинаковыми функциями? Почему логика расположения этих сооружений на первый взгляд, не подчиняется здравому смыслу? И, наконец, как возможно объяснить эти странности с точки зрения сегодняшних научных достижений?

На все эти вопросы нас и натолкнул лабиринт. При исследовании лабиринта возникло предположение, что этот знак мог появиться одновременно в большинстве населенных территорий планеты. Если же развить это предположение дальше, становится очевидным следующий вывод: за повсеместным распространением изображений лабиринта стоит один и тот же принцип, независимо открытый в различных регионах Земли. При этом мы не исключаем переноса знаний путем заимствований.

Конечно, это не означает, что все древнее население земли обладало такими знаниями. Даже сегодня не все население Земли сможет ответить, чему равен корень квадратный из девяти! Скорее всего, что такими знаниями обладал тот слой общества, для которого они были жизненно необходимы – а таковым всегда являлась прослойка «жрецов».

«Жрец» как член общества, исполняющий роль представителя «Сил природы» (стихий, энергий, бога) был вынужден развивать в себе качества и умения, позволяющие выполнять запросы общества. Если нужен был дождь – он выполнял обряд «вызывания дождя», если человек болел – он «изгонял духов» или приносил жертву нужному богу.

К сожалению, сегодня, оценивая обряды и ритуалы древних народов, наука совершает ошибку, которая никогда не позволит нам понять, что же мы изучаем.

В мире древних людей – мире магии – обряд, жертва или заклинание обязаны были работать, принося видимые практические результаты. Мир древнего человека был агрессивно-враждебен. Человек искал способы защиты или просто защитника перед этим миром. Эту роль и брал на себя жрец. В противном случае как бы жрец стал жрецом? Неужели вы действительно считаете себя в практическом плане более умудренными, чем древний человек? Неужели вы думаете, что если бы жрец плохо предсказывал погоду, плохо лечил, плохо способствовал охоте на зверя древние стали бы обращаться к такому «бракоделу»?

Сравните слова «жрец», «жертва», «жатва», «жратва»…. Жрец не работал, не ходил на охоту, не собирал ягоды, грибы и растения, предназначенные в пищу, не участвовал в битвах. И, тем не менее, жрецы выделялись племенем, иногда приобретая огромную власть. Жрецы обладали правом получения оплаты за свои действия – как постоянной (в виде церковной десятины), так и единовременной – за проведение конкретного обряда. Отчего такие привилегии?

Оттого, что жрец отличался от своих современников. Он знал многие вещи, мог доходчиво их объяснить и обучить их применению. Кроме того, социальное положение жреца обязывало его быть «исследователем» - новые знания, новые методики, новые обряды были жизненно необходимы для жреца, если он хотел удержать власть.

В процессе этого «общемирового» поиска каста «жрецов», скорее всего, смогла развить в некоторых своих представителях различные качества, одно из которых позволило открыть единый принцип построения объектов, родственных лабиринтам. Уже позже, сооружения, использующие этот принцип, стали использоваться как естественные усилители магических способностей.

Подобный подход позволяет, не отрицая влияние «культурных обменов» говорить о единовременном появлении символа лабиринта. Просто потому, что касты «жрецов» - неотъемлемая часть любого известного исторического общества.

Сегодняшние попытки человечества понять и объяснить древние символы только в терминах рациональной логики неизбежно заводят в тупик. Современная наука, с высоты двухтысячелетней «логики» и «рационализма» пытается описать дух и бытие, абсолютно отличные от нашего.

Именно поэтому, например, считается, что все предания, мифы, обряды, весь этот огромный пласт информации, передаваемый из тысячелетия в тысячелетие – абсолютно не способен объяснить строение мира. При этом сегодня мы можем объяснить действия древнего охотника в терминах математики, физики, биофизики, биохимии, психологии.… Но даст ли нам это знание хоть малейший шанс при встрече с косолапым повелителем леса?

Мы отличаемся от древнего человека. И в первую очередь – нашими процессами познания и обучения. Можно сказать, что по сравнению с нами древние люди были практиками. Тогда как мы –теоретики. Наша система обучения – в большинстве своем – передача теоретических знаний: «схем», «описаний», «инструкций».

Можно предположить, что этот процесс был вызван к жизни потребностью вербально описать полученное знание для его дальнейшей передачи. С течением времени мы стали «пленниками разума», доверив ему (и только ему!) описывать все, что воспринимает уникальнейшая самоорганизующаяся открытая система – наш организм.

Существует и еще один взгляд на пример с охотником. В наше время охота свелась к совершенствованию орудий для убийства – более мощное и точное огнестрельное оружие дает нам массу преимуществ даже перед таким опасным зверем, как медведь или лев. Древние люди не знали пороха. Потому они были вынуждены использовать «что-то иное», что могло помочь победить такого могучего и смертельного противника. Примеры использования этого «иного» мы уже приводили выше.

Именно результаты нашего взаимодействия с этим «иным» и составили основу всего, что мы сегодня знаем. Наука, религия, культура, искусства - практически все основы нашей цивилизации были заложены во время активного использования нашими предками «чего-то иного». Со временем система взаимодействий человека с «иным» получила название «магия».

Мы считаем, что взаимодействие с этим «иным» осуществлялось при помощи атрофированной теперь естественной функции организма человека. Она позволяла (и позволяет) взаимодействовать с полевыми энергетическими структурами и энергиями Земли, Солнца и космоса.

Эта естественная способность использовалась человеком, как для обеспечения бытовых нужд, так и для выбора сакральных мест, на которых он ставил свои святыни – лабиринты, менгиры, кромлехи, пирамиды, храмы. Места эти, в свою очередь, всегда использовались человечеством как инструменты для изменения состояний человеческого сознания, развития и усиления определенных качеств организма и поиска новых путей совершенствования человека.

Но путь человечества тернист и запутан. Раз и навсегда, определив вектор развития своей цивилизации, мы утеряли множество способностей, основой которых служило прямое взаимодействие с окружающим нас миром.

В процессе своего развития человечество остановилось на научном мировоззрении конца XX – начала XXI веков, забыв, чем мы обязаны средневековому религиозному и древнему магическому мировоззрениям. Мы признали «логику и рационализм» практически религиозными доктринами, совершенно не заметив этого. Конечно, польза от введения подобной системы познания мира несомненна. На ее основании мы выстроили всю нашу социальную систему. Но достижения этой системы – ядерная бомба, разрушенная экология и военные конфликты, терроризм – глобальные и смертельные.

Однажды американский исследователь и философ Колин Уилсон сказал: «…научный рационализм сделал человека мыслящим пигмеем»1. Может быть, в этом есть изрядная доля смысла?

Пора признаться себе, что наша система познания – ограниченна. Также очевидна недостаточность современной научной парадигмы.* *(от греческого paradiegma – образец, пример) Оставляет желать лучшего и принцип выдвижения новых парадигм, зафиксированный самой историей – каждая последующая парадигма отвергает парадигму предыдущую.

Мы же не стремимся противопоставить современной научной парадигме какую-либо другую. Скорее наоборот – попытаемся объединить различные образцы познания для создания новых путей поиска. И, возможно, в будущем подойти к осмыслению новой «синтезной» парадигмы мира.

Tags: Путь лабиринта
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments