kodola (kodola) wrote,
kodola
kodola

Начало лета - 3

Утром 17 мая я проснулся первым. Глянул на улицу – холод, ветер, дождь. Посидел, покурил, собрался с мыслями и силами: после «генераторного» восхождения туловище слегка побаливало. Разжёг костёр, поставил воду на чай, начал растапливать чадо-печь, повалил дым… короче, все проснулись.) Шторм с дождём был обещан на три дня, и лезть на скалы нечего было и мечтать. Выпил чайку, и пока все просыпались на улице, пошёл в сторону Южной бухты, которую называют «Золотой» за её красивый песчаный пляж, позвонить – там образуется прямая в направлении Кеми, и есть связь. Вышел на пляж – ба! – взвод тюленей на камнях. Не преминул сфотографировать. Серовато, конечно, но зато – ластоногие.)

На пляже немерено мусора. Надо послать сюда ребят – пусть чистят. Вернулся, рассказал про тюленей, Платоныч рванул с фотоаппаратом наперевес: он-то вообще никогда их не видел. Тюлени, кстати, тоже никогда не видели Платоныча. По его возвращению сообразили завтрак – крупа, тушёнка, чай, сахар, хлеб. Без изысков. После общего столования разбрелись по работам – Беркут и Иван пошли в Южную бухту, собирать мусор и сухие дрова, коих у нас нет – костёр дымит, а дым моребойки, наверное, лечит щитовидную железу обилием йода, но воняет ужасно. Мы с Филом, Платонычем и Профессором взялись за печь. Затушили плиту, залив её водой, застраховали трубу от проваливания в избу, вытащили почему-то очень тяжёлую чугунку на улицу, и обнаружили… что её дно уложено двумя рядами кирпичей! Ё! Разобрали кирпичи, отложив нужные (на острове каждый кирпич – ценность). Остатками кирпичного мусора выровняли тропку у избы, вернули один ряд кирпичей в чадо-печаку и поставили её на улице - пусть опять будет плитой.

Долго мучились с трубой печки – у нас не оказалось переходников на трубу. Придумали использовать вместо переходника один из дисков плиты – он точно подошёл по диаметру. Правда, для этого надо было поставить трубу точно вертикально на придуманный нами переходник. Пришлось лезть на крышу и громоздить ступеньки по скользким доскам. Совместили трубу с печью, обложили печь кирпичом, Профессор накопал морской глины, замазал швы.
IMG_6646.JPG
Затопили. Дымит из поддувала – маленькая тяга. Начали выяснять, что с трубой. Выяснили, что какие-то дебилы (и среди походников бывают дебилы, да) жгли в печке пластик, и вся труба забита не испарённым до конца пластиком. Почистить не удастся – надо покупать новую трубу. Обязательно. Но потом. Кстати, мы всё равно пытаемся получить перфоратор вместо отбойника. Мореходы (из нас трое таких) понимают, что попытки тщетны – шторм на три дня, и хрен кто нам привезёт перф. Тем не менее, перфы лежат на двух катерах по обе стороны от Кузовов – на Соловках и в Кеми, и я постоянно выхожу на связь с обеими сторонами, в надежде… «как там в море?» В море… ххх… ммм… дует, я и сам это вижу с вершины скалы. Недаром поморы называли Белое море «Соловецким». Соловец – пенный барашек на волне, а «Соловецкое» означает «штормливое». Наше море считается одним из самых сложных для судоходства: сложный рельеф дна и относительно небольшие глубины формируют пресловутую «короткую» волну, от которой не уйдёшь. Плюс непредсказуемость морской погоды – ошибка метеопрогноза в море может доходить до 50%, что сводит прогноз к гаданию. Не раз видел, широко раскрыв глаза, как внезапный шквал налетал за 15-20 минут, срывая суда с якорных стоянок и превращая море (особенно в районах сулоев) в кипящий котёл. Сулой – это такое неприятное место, где встречаются несколько разнонаправленных течений, иногда подкрепляемых ненужными направлениями ветров. Только с виду кажется, что море – это однородная масса воды. На деле в море существуют свои ручьи, реки и даже горные реки. Только текут они не всегда, и не все в одну сторону, а по лунному календарю, который определяет время отливов и приливов, и каждые сутки расписание сдвигается на 52 минуты – как Луна... Короче, определять, когда и куда не надо идти, а когда течение даст тебе лишние узлы – редкое в эпоху GPS-навигаторов умение.). И хотя надежды на то, что к нам проскочит один из катеров, просто нет, мы обязаны использовать все шансы. И потому я хожу на скалу, ищу пятаки, где берёт связь, и долблю, долблю разные берега. Надежды, конечно, пока нет, но всё же… Использовать надо всё, даже самую ничтожную возможность. Ведь есть же случай, шанс, удача. Поэтому по пять раз в день я бегаю на скалу, ищу связь, звоню капитанам, но… перфораторы как были на берегу, так и остаются. Пока мы делали печь и трубу, Беркут и Иван наносили сухих дров, собрали niдва больших мешка мусора. Пришлось его жечь. Вонь и копоть во все стороны, но Золотая бухта теперь чиста от мусора. День прошёл, наступил вечер: как было светло утром, так и осталось. Походный ужин и несколько часов крепкого сладкого чая за разговорами. Печка греет отлично, немного чадит из поддувала при растопке, но потом перестаёт. В спальник.
Tags: Белое море, Из жизни турконторы, Кузова, Туризм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments