kodola (kodola) wrote,
kodola
kodola

Categories:

Начало лета.

Собирались мы долго. Пять лет назад «Причал» уже пытался взять Кузова в аренду, а наше бюро – обслуживать проект, но какой-то доброхот-советикус, возмущённый отменой халявы, в лучших народных традициях стукнул в прокуратуру, и проект прикрыли – нашли зацепку в законе. Мы учли этот горький бесценный опыт и опять взяли заказник в аренду. Правда, пять лет ушло на консультации и проработку документов. Естественно, арендовали мы не весь архипелаг, а только те места, где удобно организовать высадку или стоянку, за исключением зон археологических памятников, водно-болотных угодий международного значения, гнездовий птиц и уникальных ландшафтов «высшей категории эстетической ценности», как написано в одном экспертном заключении. Наше бюро, точнее (чего уж душой кривить!) – автор сего текста продумал общую стратегию проекта «Развития туризма и рекреации на территории регионального заказника «Кузова», а арендатором стал ООО «Причал», наш давний и дружный кемский партнёр. «Причалу» пришлось вложить кучу (поверьте, просто кучу, я не собираюсь раскрывать финансы проекта) бабла. По сравнению с ними мы вложили на порядок меньше, что для нас не мало: сайт проекта, представление его на выставках, рекламу и издательство, подбор и управление персоналом, полевой контроль проекта. То есть – в поле пашут наши.) И, как только появилась возможность заброситься на архипелаг, помчались исполнять задуманное.

15 мая наша команда собралась в Кеми . Фил – бородатый упитанный чел с обманчивой внешностью – альпенюга, 6-7-ми – тысячник, кстати. Русый, светлоглазый интеллигентный москвич Платоныч, сценарист, бывший уроженец Махачкалы. Иван с Северодвинска стал членом нашей команды по причине упорства, тактичности, а также ярко выраженной кавказской внешности.) Оказалось, что он играет на хомузе (это все умеют) и на дудуке (это некоторые даже не знают, что такое). Беркут – так мы назвали нашего кемского товарища, выправкой и усами похожего на белогвардейского офицера. Большой знаток шхер Онежского залива, охотник, рыбак, помор. Характер спокойный, нордический. Нашего Кэпа (его знают лично тысячи) на Кузовах назвали Профессор – за обстоятельные объяснения в любой области человеческих знаний. Моей кличкой чаще всего является моя фамилия, но на Кузове решили, что я буду Колдун. Или Шаман. Хрен меня разберёшь…

Изначально договаривались, что на архипелаг нас закинут на теплоходе «Метель», в узких кругах известный под именем «Метла», где мы и должны были жить, питаясь на камбузе. С нами должна была пойти и группа ребят «Причала». Они должны были выгрузить к базовой стоянке на остров Немецкий Кузов сорок кубов дров, а также поставить кнехты на скале, чтобы к ней можно было швартоваться. Наша команда взялась отремонтировать беседки стоянок, очистить остров от мусора, поставить печку в избушку, и, самое главное – провесить километр верёвочных троп по скалам Немца. Это мы так думали. «Метель» не успела пройти освидетельствование Регистра. Забрасываться было нечем. Ни одна битва не проходит по составленным планам, ясный пончик. В эти дни по морю бегало всего два катера: известный многим беломорским походникам «Кирбей» и глиссер Стаса на Соловках. Всё. Это вам не сезон, когда на Соловки или Кузова можно попасть почти круглые сутки. Весна, все ещё на берегу. «Кирбей» придёт вечером. Дождались, хлопнули по рюмке капитанского самогона (отличная вещь, рекомендую) и договорились в грядущий полдень начать погрузку.

Мы трудимся на море-окияне, на острове Буяне, посреди Белого моря, на Соловках и Кузовах. Тем, кто к нам приезжает, мы рекомендуем окунуться в наше море, чтобы потом рассказывать, что он купался в Ледовитом океане, ибо это чистая правда. И хотя купаться у нас можно, лето всё равно короткое, ибо северное. Сезон короткий, как хвост зайца, и вертимся мы на этом хвосте от рассвета и до заката, то есть – круглые сутки: Солнце-то не заходит, ночи белые. Кстати, всегда хотел сказать, что Питер незаконно присвоил себе бренд «Белые ночи». Белых ночей вы не видели. Сказал. В общем, водим экскурсии по морю и островам, осенью считаем цыплят, что-то вкладываем в подготовку следующего сезона, рекламу, сайты, выставки, издательские проекты, и проекты вроде «Кузовов», а на остаток живём зиму. Поэтому деньги к весне заканчиваются. Это я к чему про деньги: «Метла» не полетела, нужен коммерческий фрахт, да ещё кое-чего не хватает. Поскоблив сусеки, я наскрёб последнюю тридцатку, отложенную питание нашей экспедиции и, в дальнейшем, «на Соловки». А теперь придётся купить печку, сотню метров парниковой плёнки, и буры к перфу – говорят, перф есть, а буров нет…. Сбурились.

16 мая после завтрака команда начала погрузку, а Андрюха повёз меня по кемским магазинам. Не Питер, да. Не Москва… И даже не Тверь. Проблема выбора фактически отсутствует, поэтому сусековы запасы закончились за час. К моему приезду почти всё было складировано на причале. Сама погрузка заняла ещё часа полтора: много дров, большой генератор, перфоратор (чемодан килограмм двадцать), километр верёвки, тридцать килограммов альпинистских карабинов и шлямбуров, бензин, спальники, и всякие котлы-топоры для базового лагеря. В 14 часов мы вышли в море, где уже дуло. Начинался лёгкий штормец с прогнозом северного ветра до 12-15 метров. Нам он не страшен: до Кузовов, восточной оконечности Кемских шхер, от ветра нас прикрывают сами шхеры. Якостров, Коловары, Кильяк, Каменюки, Тапарухи… Беркут бывал на каждом. У меня ещё есть пробелы в беломорском образовании…


Беркут, как самый опытный, просто бухнулся спать, за ним свалились Профессор, Иван и Платоныч. На фото Беркут и Ваня.

Мы с Филом и капитаном всю дорогу оценивали качество различных сортов самогона. Естественно, не пили - в море нельзя. Нюхали, ага. Игорь вошёл в Кузова «парадным входом», через умопомрачительной красоты узкий пролив между Вороньими и Немецким. Платоныч щёлкал фотоаппаратом, как заведённый. Причём всю поездку. Вы ещё увидите его фото.
Высадку и выгрузку организовали так профессионально, что даже Беркут удивился.

Я и Профессор на лодке протянули конец на берег, закрепились за прибрежную берёзу. На верёвку защёлкнули лодку через карабин, а на него ещё два конца – один на берег, другой на «Кирбей». Получился паром. На всю выгрузку ушло меньше часа – дрова на неделю, генератор, бензин, верёвка, железо, удлинители и личные вещи. И гигантский перфоратор. Пока разгружались, решили, что кнехты на скале не нужны. Прямо напротив избушки надо поставить буй «на мёртвую», и организовать постоянно действующую переправу. И капитанам удобно – не надо в море болтаться на якоре: цепанулся к бую – сошёл на берег. И туристам развлекуха и демонстрация походного мастерства. У Игоря есть буй, кемские дадут груз. Сделаем к началу июня.
Беркут и Платоныч в лодке.

Короче, всё перевезли, помахали ручкой уходящему Игорю. Только гитару мою в каюте забыли. Северяк дул всё сильнее, Арктика дышала на нас холодом и заставляла шевелиться.

Началось…
Tags: Белое море, Из жизни турконторы, Кузова, Туризм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments