kodola (kodola) wrote,
kodola
kodola

Статья о Соловках.

Здесь власть не Советская,

здесь власть Соловецкая!

 

Такими словами надзиратели встречали заключённых, прибывавших на Соловецкие острова во времена Соловецкого лагеря Особого Назначения. Эти же слова надо и сегодня произносить перед прибывающими на Соловки туристами. И пусть не бряцают кандалы, не стреляют в голову из винтовки прямо на причале, но суть действий Соловецкой власти осталась той же. Здесь не властвуют законы России. Здесь власть своя. А вот чья она

– попробуем разобраться в очередной серии соловецкого печатного триллера.

Историю Соловков условно можно разделить на четыре части:

·         история дохристианская, с её уникальными археологическими памятниками, по древности своей не уступающими египетским пирамидам, длившаяся тысячи лет;

·         история монастырская, не менее загадочная и интересная, длившаяся пять веков;

·         история лагерная, полная ужаса и крови, длиной в полтора десятилетия;

·         история новая, начавшаяся с возрождения монастыря и закончившаяся установлением теократического правления в одном отдельно взятом населённом пункте страны с названием Россия.

Но для понимания новой соловецкой истории необходим небольшой исторический экскурс, наполненный парадоксами.

Парадокс №1.

«Монастырь основан на безлюдных островах».

Такую фразу услышит почти каждый турист, прибывающий на Соловки. Легенда красивая, от неё так и веет бессмертным подвигом Соловецких подвижников, строящих обитель в суровых северных краях. На деле – сказка, призванная в угоду политическим моментам подтвердить церковную юрисдикцию Соловецких островов. Археологи убедительно доказали, что Соловецкие острова использовались местными племенами всегда, вплоть до прихода монахов на острова. Люди освоили Соловки по крайней мере в III тысячелетии до нашей эры. И до возникновения монастыря, как написано в том же «Житии соловецких Савватия и Зосимы», на островах «морстии пловцы обитают». То есть – рыбачат здесь племена местные. Любопытно, что большинство монастырей в России основано не на «пустынных местах», как утверждают церковные легенды, а на местах людных: на пересечениях торговых путей, у волоков, у рыболовных и сельскохозяйственных угодий. И мало кто сегодня знает, что XII-XIV века – это время крестьянско-монастырских войн. Жгли монахов, жгли именно потому, что после их прихода земли вольных северных крестьян становились монастырскими. Монахи попросту отбирали нажитое тяжёлым трудом. К примеру, тот же Кирилло-Белозерский монастырь сжигали дважды.

Парадокс №2.

«Монахи проводили время в трудах и молитве»

Действительно так, но никто не скажет туристу, что труд да молитва тоже разные бывают. А труд у Соловецких монахов был крайне специфичен. Исследования тех же ненавистных церкви археологов убедительно доказывают: Соловецкий монастырь в самом начале каменного строительства имел в своём плане… тюрьму. До XIX века Соловки были единственной официальной тюрьмой Российской империи, а монахи исполняли роль тюремщиков и надзирателей. С такой работы и запить можно! И пили. Пили безбожно. Просто в традиции того времени потребление водки и вина в монастырях считалось естественным. Даже патриарх Никон, автор церковного раскола, пытаясь помириться с бунтующим Соловецким монастырём, посылал сюда не только новые богослужебные книги, но и бочки вина и водки. Наверное, вряд ли можно представить что-то страшнее, чем пьяные тюремщики, в руках которых находится жизнь и смерть человека. Были, конечно, и сердобольные монахи, которые тайком носили еду в камеры узников. Но они нарушали правила монастыря. Соловецкий архимандрит Илларий писал: «Имя Соловков сделалось грозным и страшным по свидетельству истории Российской». Тюрьма, кстати, была на Соловках до 1903 года. Затем её упразднили.

Парадокс №3.

«История повторяется»

Тюремный дух Соловецкого монастыря сыграл злую шутку с благочестивыми подвижниками. В двадцатых годах XX века монахи уже закрытого большевиками Соловецкого монастыря приняли активное участие в создании новой соловецкой тюрьмы. После официального учреждения Соловецкого лагеря Особого Назначения, монахи отослали в Санкт-Петербург телеграмму, в которой выражали полное согласие с фактом создания концентрационного лагеря на базе бывшей обители. Мало того, большая часть монахов выразила желание… работать в этом лагере. Монахов устроили инструкторами и выплачивали им заработную плату. Любопытно, что некоторые из них выделялись особенно жестоким отношением к священнослужителям-заключённым.

Вот такие парадоксы. Но, возможно, именно они помогут нам понять новую, сегодняшнюю часть соловецкой истории. В основе её – ложь о происхождении монастыря и участие соловецкой братии в создании двух тюрем – одна другой страшнее. Сегодня пришло время говорить  об этом. Потому что достойные наследники худших традиций Соловецкого монастыря пришли к власти на Соловках. Наверное, не стоит напоминать вам лагерный лозунг…

Новая история Соловков, являющихся, напомню, объектом Всемирного культурного наследия и начавшаяся с воссоздания Соловецкого лагеря… простите, монастыря, напоминает историю сотен культурных объектов новой России. В этой «новой России» всё поставлено с ног на голову: светское государство, презирая собственные законы, поддерживает теократию; духовные организации выступают в роли крупнейших лоббистов и рвутся к власти; коррупционеры всех мастей вершат судьбу регионов; «денежные мешки», присвоившие себе звание «слуг народа», не являются его представителями; а сам народ, загипнотизированный телеотсосными агитками, пребывает в коме. В таком  государстве культура уступает место лицемерной «духовности», и «духовность» большой ложкой начинает набивать свою утробу бесценными памятниками, принадлежащими народу. По всей стране церковники воюют с музеями, заявляя: «Отдайте!» Церковный каток мчится, давя последние остатки культуры, созданной для народа. Духовные «благодетели» забыли о главном: невозможно установить мир и согласие, применяя насилие. Установленная таким образом «религия» (если можно в данном случае применить это слово) рухнет, погребая под своими обломками её создателей.

Интересно, что первое время новые соловецкие монахи вели себя достаточно мирно. Но, ни для кого не секрет, что РПЦ в нашей стране считают вторым по силе лоббистом после военно-промышленного комплекса. Видимо, ощутив, что церковь опять в фаворе, монахи сначала стали претендовать на все  без исключения Соловецкие территории и памятники. Монастырю был передан в аренду второй по величине остров Соловецкого архипелага – Анзер. И сразу же на Анзере начались чудеса. Теперь все места высадки на  этом острове перекрыты частной охранной структурой, нанятой монастырём. Чудесным образом, в нарушение всех действующих законов Российской Федерации, свободный доступ на российский остров… попросту запрещён для всех граждан России. Посетить его можно только в составе экскурсионной группы, имеющей благословение Соловецкого монастыря. Надо ли говорить, что благословение имеет свою стоимость, выраженную в рублях… Напомню, что любая часть территории Российской Федерации может иметь ограничение в свободном доступе, только если эта территория является либо частной, либо ведомственной. Так что Соловецкий монастырь у нас теперь – то ли ведомство, то ли частная лавочка. При этом закрыт и доступ к водным источникам. А на острове большое количество красивейших озёр, уникальная экология и огромное количество памятников до-монастырского периода, о которых, конечно, в церковных экскурсиях не упоминается.

Противостояние Соловецкого монастыря и Соловецкого музея (в оперативном управлении которого находились памятники) доходило даже до захвата памятников монахами. Например, на территории Секиро-Вознесенского архитектурного комплекса братией монастыря были сорваны музейные замки на помещениях, а помещения самовольно заселены монахами. Можно подумать, что борьба шла только лишь за владение памятниками, но… отношение монастыря к населению предельно ясно характеризуют следующие истории.

Например, соловецких детей, занимавшихся детским яхтингом на Святом озере, выгнали… в море. На озере, мол, дети картину благолепия портили и святость оскорбляли, а если в море потонет кто – так на все божья воля…

Летом 2006 года на Соловках был запрещён к общественному показу скандально известный фильм «Код да Винчи». (К слову сказать, фильм содержал идеи, не более фантастичные, чем догматы любых «духовитых» организаций – не важно, являются они «сектой» или «официальной» религией. Отличия между ними нет. Когда-то и христиан называли сектантами.) Попытавшись разобраться в этой странной ситуации, отдающей мрачным российским средневековьем, автор статьи выяснил, что средневековье вернулось. Оно здесь, у нас, в XXI веке. Эдакий ренессанс инквизиции. Инквизиции российской – идейной и тупоголовой, а потому ещё более страшной. И пусть глава посёлка не смог внятно объяснить мотивацию запрета. «Уши» заказчика видны без лишних объяснений.

Не ошибусь, если скажу, что многие жители Соловков относятся к деятельности монастыря, мягко говоря, отрицательно. Тем более, что она напрямую затрагивает жизнь посёлка. Даже работа единственного «клуба» нарушается во время православного «Великого» поста. В это время здесь не показывают «срамные» фильмы, и не проводят «богопротивные» дискотеки. То есть, поститься вынуждено всё многонациональное население Соловков, включая мусульман, евреев и детей. Фактическое нарушение прав и свобод граждан России, попрание всех норм Конституции нашей страны! Мало того: это шаг к развязыванию той самой межрелигиозной розни, об опасности которой со всех экранов страны визжат церковные иерархи.

Летом нынешнего, 2007 года, монахи установили шлагбаум по дороге на остров Большая Муксалма, где находится один из скитов. Да, ещё одно нарушение закона. Но видимо, закон не писан не только дуракам, но и монахам… Благо, юридически подкованная группа высокопоставленных туристов попросту… разрушила его, возмутившись церковным произволом.

Теперь же монастырь и его подпевалы требуют «всё вернуть». Список передачи фактически повторяет федеральный реестр соловецких памятников. И хотя постановление правительства о «Передаче…» пока отложено, что произойдёт с Соловками, если, всё-таки, вдруг….?  Конечно, Соловки не Валаам: жителей здесь больше, и их массовое выдавливание чревато не только социальным взрывом, но и прямым противодействием. Так что церковь (в лице монастыря) будет осторожнее, тоньше и значительно дольше повторять валаамский сценарий. Как бы миролюбиво не выглядели заявления наместника монастыря. 

Но, как историк, я уверен: передача монастырю уникальных соловецких памятников в исторической перспективе грозит полным крахом не только музея, но и финансового, морального и психического состояния всех жителей Соловецкого поселения.

Так что, если ситуация церковно-светских отношений в нашей стране будет развиваться в подобном ключе, со временем мы получим теократический диктат, который, как и Соловецкий лагерь Особого Назначения, распространит свои метастазы по территории всей России. Пока заискивания государства перед церковниками выражаются в передаче уникальнейших памятников, будущее  наше определено: назад, в прошлое. До встречи в теократическом государстве!

 

 

© Кодола О.Е. 2007

Tags: Опиум для народа, Соловки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments