kodola (kodola) wrote,
kodola
kodola

Categories:

История петербургских немцев

Когда в Петербурге на день рождения «Независимых гидов» собиралась часть нашей команды, программа была как обычно, культурная: всегда договариваемся, на какую выставку или в какой музей пойдём все вместе, и кто что позже посетит по интересам, чтобы за вечерним столом обогатить весёлую компанию своими впечатлениями. За зиму мы побывали в Исаакие, Казанском соборе, Генштабе, Музее религии, Макете Россия, Петропавловской крепости и Александро-Невской лавре. Но случайное посещение лютеранской церкви святых Петра и Павла на Невском проспекте, знаменитой Petrikirche, так засело в голове, что  расскажу отдельно. Погодка была так себе, вечерело, холодало, мы зашли погреться с любознательными целями, но когда зашли, сразу влились в бесплатную экскурсию, которую проводил немец, хорошо говоривший на русском. Он говорил так просто и душевно, что мы присоединились «чуть послушать» и втянулись. С первого этажа мы пошли в казематы церкви – обычный подвал, сводчатые потолки, ничего необычного. В подвале – модное нынче art-пространство, мастерские, склады. Естественно, что у немцев денег на реставрацию такого объекта нет, а государство помогает, как известно, только истинно-кремлёвско-верующим.

Из подвала мы поднялись в частично сохранившуюся чашу бассейна, который соорудили большевики. Пунктик, у них, что ли, на бассейнах на месте церквей был? Объект интересный, необычный для «парадного» Петербурга, который мы видим в музеях. Там история застывшая – здесь она живая. Участок под церковь лютеранам выделил ещё Пётр I. Ко времени революции община немцев, если не ошибаюсь, достигала 5 тысяч человек. Потом общину уничтожили, сделали склад декораций, а в 1962 году – бассейн, что окончательно уничтожило внутренне убранство памятника. Сегодня община немцев около 200 человек.

Между цифрами в 5000 прихожан и 200 прихожан было так: сначала большевики отделили церковь от государства (что я и сейчас поддерживаю двумя руками), но потом стали уничтожать всех подряд. Кстати, что религия – опиум для народа, я согласен до сих пор, какие бы трагичные последствия не были связаны с этой правильной мыслью.

Потом немцев начали арестовывать и ссылать.

В теплушки и в неизвестность.

Чаще всего – в чистое поле и голый лес, где немцы, как и сотни тысяч других вынужденных «переселенцев» сталиснкой эпохи, вынуждены были строить себе бараки и погибать.

Те, кто выживал, пытались проводить тайные богослужения.

Но чаще всего оказывались в лагерях.

Автор картин сидел в Воркуте. Видимо, в одно время с моим дедом.

Простая история, но кажется, даже ангелы в такой момент приседуют от страха...



Tags: Из жизни турконторы, вПитере
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments