kodola (kodola) wrote,
kodola
kodola

Categories:

Соловки и телевизор

Ещё зимой телеканал НТВ связался с ТИЦ «Соловки» и предложил «помочь организовать съёмки программы «Поедем, поедим!» с Джоном Уорреном на Соловках».

У айфона хороший динамик – переговоры Любимой с НТВ слышно было чётко, потому их содержание меня разозлило. Просили самую малость: оплатить прилёт на Соловки Джона и его команды (всего пять человек); бесплатно разместить в одноместных номерах; бесплатно кормить; за наш счёт обеспечить перевозку съёмочной группы, куда она пожелает на морском и наземном транспорте; организовать и обустроить места съёмок и выделить продукты для приготовления всех «съёмочных» блюд. Удивительно, что не требовали денежного довольствия и выплаты командировочных. Когда я услышал, что «никакой рекламы принимающей компании не будет, никаких брендов в кадре, будьте довольны, что вас снимают», мой ступор прекратился, туловище приблизилось к телефону Милой и громко произнесло фразу, которую каждый русский читает по губам с рождения: «Пошли. Они. На…» Так начались переговоры с НТВ. Позже девочка, начавшая эти переговоры, пропала, а её место заняла вполне адекватная Аня. Возможно, для продюсера адекватность – это минус, но, согласитесь, первые требования были хамскими – мы хоть и на селе живём, но тоже не щи лаптем хлебаем. Аня и Милая сговорились и, придумывая «фишки», дописались до съёмок на производственном участке добычи водорослей на острове Малая Муксалма (отчего нам со Стасом пришлось сбегать на Малую – связи там нет).

Месяцы переписки превратились в сценарий программы, в детали я не вникал, а потом меня закружил хоровод турсезона… Краем уха слышал, что «Поедем, поедим!» чего-то хочет от меня, но не придал этому значения: мало ли корреспондентов приезжает на Соловки? Двадцатого июня, как раз в день рождения мамы, с неба свалились «Вести-24»: они звонили, предупреждали, но главный смысл звонка – «едем снимать сюжет о вас» – от меня ускользнул. Пришлось исполнить обещанное: туда отвези, здесь покажи, сюда давай пройдём… Команда «Вестей» работала жёстко, но клёво.

Оператор Дима орал на всех, ведущий Иван говорил за всех, а техник Антон за всеми всё носил и освещал. Ради семи минут сюжета мы убили два дня драгоценного времени, терзали машину с водителем, а под занавес пришлось одеть персонал туркомплекса «по-гражданке» и снять их как группу туристов на моей экскурсии. Глубоким вечером, сидя за барной стойкой со стаканом «Glen Ranoch», я размышлял, что телевидение – ещё тот геморрой, и оно мне больше не хочется, но Милая произнесла: «Приезжает НТВ. Мы их полностью обслуживаем. Всему персоналу внимательно изучить график». Персонал-фигаро – это обо мне: разнорабочий высокой квалификации со связями, старший гид, главный инженер и глава службы безопасности: физическая подготовка, воркутинское воспитание, мастерское владение разными жаргонами русского языка и любимая коллекция ножей (кованый «лапландец» рубит любую кость, керамбит «Boker» отлично сидит в руке, метательные исправно втыкаются, а несколько красивых «финок» – из любви к искусству). Прочитал график. На мою долю выпало сопровождение и обеспечение группы в море: два катера по южному мелководью на Малую Муксалму и дамбу + два катера с севера дамбы + автомобили) и… оп-паньки!… мать моя сила!... (не скажу что – авторские права НТВ – но ничего хорошего). Только от «Вестей» отвязался, а оно ещё хуже!
За сопровождение группы Джона в первый день взялась Настя-1 (у нас их две), поэтому делать мне ничего не пришлось, кроме как выматериться, когда поломалась баня, и по-быстрому организовать её восстановление. Настя-1 поведала, насколько хаотично прошёл первый день съёмок: из графика сценария выбились сразу, сценарист придумывает новое на ходу, не организованы, медлительны. Вечером она пригласила меня «повлиять на Джона и его команду» в «Соловки-отель», где снимали крайнюю сцену и после должны отужинать.

Я смиренно пол часа болтал на крыльце отеля с Юрой Гнатюком, фотографом и дроноведом, приглашённым для съёмок, ожидая, пока младшие боги нтв-шного Олимпа закончат творческое поедание блюд и перейдут к банальному ужину. Освободившийся оператор Андрей подошёл к нам покурить и на вопрос, представляет ли он, что их ждёт завтра, выдал следующее: «Ой, у нас морские съёмки быстро проходят, думаю, часа за полтора справимся». Мы с Юрой бесстыдно расхохотались в голос, а Андрей немного покраснел. Тяжёлые съёмки радостного чревоугодия закончились и уставшие герои экрана собрались по-настоящему поужинать. По всему было видно, что пуп земли перемещался вместе с ними, но мне пришлось нагло пресечь путь усталых небожителей, выстроить их перед картой архипелага в холле гостиницы, изложить правила поведения на воде, потребовать съёмок в спасжилетах, сказать жёсткое «нет» Джону, который не хотел сниматься в жилете, показать маршрут по карте, пояснить, что мобильной связи по пути нет, а нам предстоит устроить рандеву разного морского и наземного транспорта, жёстко завязанное на время отливов и приливов, посчитать приблизительный тайминг, сказать твёрдое «нет» сценаристу на вопрос «можно ли начать с другой стороны?», а вопрос «почему?» просто игнорировать, показав взглядом всю глубину моего удивления. 
Снимок экрана 2018-06-23 в 23.25.50.png
У моей тирады, на милю вперёд затуманенной морскими терминами, была лишь одна задача: дать понять, что с завтрашнего дня пуп земли – это я: будет только по-моему, или никак. Судя по лицам звёзд, они давно не видели людей, которым начхать на телевизионные авторитеты. Удовлетворённый произведённым эффектом, пожелал приятного аппетита и торжественно отбыл на серию планёрок: с водителями, с персоналом туркомплекса, с капитанами катеров. Наша команда была полностью готова к тому сложному маршруту, который придумали Аня и Милая, и даже погода благоволила: южный шторм затих, на завтра – солнце, лёгкий ветерок 5-10 метров и, возможно, к вечеру – дождь.
Утром, стоя на залитом солнцем причале с пилотом аэролодки «Нерпа» Сергеем и капитаном «Моряны-2» Андреем, мы шутливо спорили, насколько нтв-шники опоздают сегодня, но чудо произошло: ровно в девять-пятнадцать, как и договаривались, машины привезли Джона и его кавалькаду. Продюсер Аня выразила восхищение вчерашним: «ими никто управлять не может, а вы смогли». Джона, Аню, сценариста Юлю и оператора Сергея перевезли на «Нерпу». Два Андрея, Юра и Олег, одевшись в морское оранжевое, вчетвером вышли на надувной «Моряне-2».

Было солнечно и ветрено, но фотки иногда получались красивые.

По скорости на воде «Моряна» и «Нерпа» вполне сравнимы, но «Нерпа» – вездеход с пропеллером, а «Моряна» – лодка с винтом. Путь до Малой Муксалмы, где было намечено первое место съёмок, занял час – пока надувнуха крутилась по Большому Муксаломскому рифу, «Нерпа» уже стояла у западной части острова. Когда «Моряна-2» ткнулась в причал водороследобытчиков, все карбаса были в море, но время драгировки подходило к концу: скоро вереница карбасов пойдёт домой. Вызвал по рации «Нерпу»: срочно подойти. Похоже, в этот момент нимб небожителей опять начал сдавливать головы пассажиров «Нерпы»: мне было отвечено, что господа только сварили кофе и изволят его испить. Не церемонясь, рявкнул в рацию: рекомендую вылить кофе, поднять жопы и срочно идти сюда, или картинка с карбасами, гружёными морской капустой, пройдёт мимо. На этот раз тирада заслужила одобрение оператора Андрея, отметившего: «только так с ними и надо». Андрей уже хлебнул морской жизни: пока Джон мчался в комфортабельном салоне вездехода, Андрея несколько раз полностью накрывало брызгами от правой скулы «Моряны» – южный ветер крепчал. Вездеход с телевизионщиками подтянулся моментально. Женя, начальник участка добычи, выделил карбас и одного из бригадиров; операторы быстро сняли парадный отход Джона от причала и карбас отошёл. 

Мы прыгнули в «Моряну-2» и пошли догонять карбас, задерживаясь на каждом кадре: нам на всречу шли карбаса, возвращавшиеся с добычи.

Многие продолжали косить траву...

Тяжёлый грузовой карбас прочно стоял на якоре над густыми зарослями ламинарии: предстояло выставиться параллельно, метрах в пяти. Светило яркое солнце, южный ветер усилился метров до 8-10, начинался прилив, скорость течки была узлов шесть, и одному Андрею пришлось три раза кидать якорь и стравливаться по концу, чтобы другому Андрею было удобно снимать настоящую мужскую работу. Бригадир (сажень в плечах) опустил половину древка шестиметровой косы в море, выглядел нужный лист капусты в прозрачной воде, подцепил его зубьями косы под корень, ловко обкосил и вытащил до половины на борт лодки, оставив вторую половину свисать в воду (ламинария может достигать пары десятков метров).

Джон понял и, уже «под камеры», так ловко достал первый лист, и так красиво положил его на борт карбаса, что всем понравилось.

Бригадир прокомментировал, что Джон достал не ту капусту: «не мальчика, а девочку» – но кадр вышел хороший. Мимо нас возвращались карбаса с добычей: бурые копны капусты свисали с бортов и струились по воде.

Мы покрутились у карбасов, пытаясь поймать удачные кадры,

и пошли на причал, где шла приёмка капусты, и где оказалось, что сценарист Юля «договорилась ещё поснимать».

Пока Джон позировал у вешалов и брал интервью у развешивальщицы капусты, мы отстали от графика на полтора часа.

Мы времени не теряли, и фотографировали, кто что мог. Хотя, особенно фотографировать здесь нечего.... Вешала...

Карбаса....

Пейзажи всякие...

С севера от дамбы нас ждали другие катера – «соловецкий» карбас и «Моряна-1». Напомнил о времени: тут же собрались, попрощались, загрузились и пошли. До дамбы доскакали быстро, на подходе стали видны Владимир и Захар, лениво гуляющие по каменной полоске посреди Бела моря. «Нерпа» и «Моряна-2» сразу ушли: пилоту Сергею нужно было на кораблик до Кеми; Андрей хотел исследовать проходы по южному мелководью. А вторая часть путешествия будет в следующей части – убегаю проводить экскурсию.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments